Сергей ЮРАН: «Иногда плакать хочется в подушку: какой же я был дурак!»

Сергей ЮРАН: «Иногда плакать хочется в подушку: какой же я был дурак!»

Известный в прошлом форвард киевского «Динамо», «Спартака» и сборной России рассказал о воспитательных методах Лобановского, советах Эрикссона и жизни в Европе.
О РАСТРАЧЕННОМ ПОТЕНЦИАЛЕ. Я рано заиграл и быстро заблудился – перспективный же, весь такой из себя в порядке, резкий, дерзкий, веселый. А тогда тренеры особо по душам с футболистами не разговаривали: или играй, или на выход, никто тебя лечить не станет. Мне взрослые ребята помогли, когда в башке пошел взлет, – Демьяненко, Баль, Бессонов. Взяли балбеса за шкирку, подзатыльников надавали и направили верной дорогой.
Но я себя все равно не выжал на поле, процентов 30 взял у футбола, 35 от силы. И отдал столько же. Не поверите, иногда плакать хочется в подушку: какой же я был дебил, какой дурак! Вернуться бы назад, да с этой головой…
Есть такая штука – профессионализм. Вот его конкретно не хватало. Если брать чисто игру, вопросов ко мне, сколько себя помню, никогда не было. У меня перед матчем перемыкало, как в том фильме, помните, «Изо всех сил», где Сталлоне рестлера играл? Бейсболку козырьком назад – и спасайся, кто может. А вот в тренировках каждый день недорабатывал и вообще на эту тему не парился: да ладно, заканчивайте, какая еще индивидуальная работа, я все про себя знаю, я в порядке! Это уже про «Бенфику» говорю. Так-то понять нетрудно: пацану 21, а он уже сам себе хозяин, что после СССР как-то диковато. Там вся твоя жизнь – стадион и база, за тебя все давно придумано, ты просто выполняй: подъем, зарядка, тренировка, баня, массаж и так далее. Как в детском садике. А в Европе футбол отнимает у тебя два часа в сутки, а потом – гуляй, Вася. Вот мы с Васей Кульковым и гуляли нормально.
О ЛОБАНОВСКОМ. «Динамо» – мой трамплин в Европу, а «Динамо» – это Лобановский. Я не так долго с ним работал, чтобы много говорить, но да – это был учитель. Он меня возвращал пару раз в реальность, было дело. Однажды в армию отправил. Я на 8 марта накуролесил что-то, попался и получил ссылку. Ну дела! Думаю: да ладно, недельку-две побалдею, вернет, куда денется. А нет. Месяц проходит, полтора – даже не але. Меня уже в части за своего держали, имели виды, хотели отправлять на вышку куда-то, охранять заключенных. И тут меня паника прошибла: все, что ли, закончил с футболом, сапоги моя обувь? На этой тонкой грани Лобановский меня и подловил, когда я совсем закачался, – взял и вернул домой. Вот это Папа умел. Великий был психолог.
Правда и то, что в «Динамо» год шел за три: чтобы дать результат, он выжимал свои команды досуха. В этом смысле я тоже кое-что для себя почерпнул, сейчас пригождается. «Физика» – основа основ в нашей футбольной реальности.
О ГЛАВНОМ ТРЕНЕРЕ В СВОЕЙ КАРЬЕРЕ. Если уж выбирать, пусть будет Свен-Горан Эрикссон. Он помог четко понять одну важную вещь: есть характер – заиграешь, нет – сожрут. Там как было? Два-три месяца я в «Бенфике» – иностранец, чужак, кому-то перешел дорогу, выдавил из состава, отнял кусок хлеба. Драки были в раздевалке, на тренировках – стычки, причем такие, недетские тоже, в игре мяч не давали. Короче, душат русского, понятно. Языка я еще не знал, однажды подходит переводчик, говорит: «Мистер приглашает тебя на ужин». Я слегка присел, потому что у меня какое представление? Если тренер вызывает на беседу, ничего хорошего не жди. Наверное, на выход.
Ну ладно, приезжаем вечером к нему домой, супруга приготовила ужин, Эрикссон достает бутылку вина, наливает, я давай изображать святого: что вы, мистер, да я к этой гадости вообще не прикасаюсь! «Сергей, нет проблем, – говорит, – это хорошее вино, и у нас приватная беседа, послушай внимательно. Ты прилетел с другой планеты, все для тебя здесь чужое, странное. Не знаешь языка, культуры, многих правил. И жизни не знаешь, молодой совсем. Ты немножко «плывешь», но извини, здесь именно так: все зависит от тебя. Я вижу и понимаю, что происходит в команде, но не могу занять чью-то сторону – ни твою, ни их. Надеюсь, и ты меня поймешь. Если поставишь себя правильно, выживешь – будешь играть. Сломаешься – поедешь домой, здесь это очень быстро происходит».
Я после этого ужина на многие вещи как будто другими глазами посмотрел. Это был не совет, а путевка в новую жизнь, вот так скажу. Думаю, именно благодаря Эрикссону я десять лет играл в Европе. Я в Лиссабоне не так за клуб бился, как за тренера. Просто разрывал себя, чтобы его не подвести.
О ПЕРВОМ ПРИГЛАШЕНИИ «СПАРТАКА». Тот еще детектив! Осенью 1990-го, сразу после сезона, сборная СССР поехала в турне по Латинской Америке. Вернулись в столицу, в Киев мне на следующий день только, в аэропорту подходит человек: «Олег Иванович хочет с вами переговорить». Почему нет? Выходим, стоит «Волга», в ней Романцев. Долго тянуть не стал: «Есть желание перейти в «Спартак»?» – «Мне спартаковский футбол очень нравится» – «Так давай, в чем проблема?».
Тут же принимаю решение, пишу заявление. Прилетаем в Киев, а там уже все на ушах: Юран убегает в «Спартак»! Веремеев, начальник команды, говорит: «Тебя в ЦК компартии Украины вызывают. Завтра в 10 как штык». Мама дорогая! Ну ладно, приехал. Очень короткий был разговор, вроде как ни о чем. «У вас родители в Ворошиловграде? Мама поваром работает, отец – слесарь на заводе, все правильно? И брат там живет, верно? Ну, хорошо, вы свободны».
Выхожу, говорю Веремееву: «Не пойму, что за ерунда: папа, мама… Странно как-то» – «Ты ничего не понял, что ли? Хочешь, чтобы в Ворошиловграде были проблемы? Нет, не хочешь? Тогда какой «Спартак»? Голову включи!»
О МОУРИНЬО. Когда Жозе начал работать на высоком уровне, все восхищались его талантом объединять команду вокруг себя. Соглашусь. Это и в «Порту» было заметно. Он всегда был в процессе: где-то кому-то подсказать, пихнуть даже, пошутить всегда готов, если надо – в квадрат или в двусторонку добавлялся по первому запросу. Очень искренне радовался победам и огорчался неудачам. Вот эти его фишки, когда он, уже великий, на коленях в костюме по газону ездит, – они и в «Порту» проскакивали. Жозе очень вовлеченный парень. Его любили в команде. Вообще не удивлялся, когда игроки таких больших клубов, как «Челси» или «Интер», за него убивались.
Но потом настало время, когда он, к сожалению, одел корону. Это тоже факт. Мы встречались с Бобби Робсоном в Манчестере, играли там по какому-то поводу сборная мира и сборная Англии. Робсон уже приболевший был. На гала-ужине зашла речь о Жозе. Я говорю: «Ваш ученик, мистер, столько от вас взял! Вы ему дали дорогу в большой футбол». Он аж взвился: «Даже слышать не хочу о нем! Уже больше пяти лет не общаемся».

ПОДРОБНЕЕ: https://matchtv.ru/football/matchtvnews_NI958834_Inogda_plakat_khochetsa_v_podushku_kakoj_zhe_ja_byl_durak_Sergej_Juran_plohomu_ne_nauchit_limit_ischerpan

Добавить комментарий

ФразOчка
Конкурс ФО
Видео